Роль государства в разработке инновационных лекарств

Резюме

Статья посвящена анализу макропоказателей состояния фармацевтической отрасли и государственной политики, направленной на ускорение разработки и внедрения новых лекарственных препаратов (ЛП), в РФ, США, странах Евросоюза (ЕС), Южной Корее и Китае. Описаны цели и конкретные меры в этом направлении, среди них: увеличение государственных вложений и привлечение частного капитала для инвестиций в научно-исследовательские работы (НИР) и поддержки производства новых ЛП, ускорение регистрации и вывода на рынок новых ЛП, расширение рынков их сбыта, подготовка квалифицированных кадров для фармацевтической отрасли. Показано, что государственные программы поддержки инновационного развития фармацевтической отрасли активно реализуются не только в странах, которые традиционно лидируют в этом направлении (США и ЕС), но и в Южной Корее и Китае. На основе анализа этих программ для РФ рекомендовано увеличить государственное финансирование НИР как минимум в 8 раз, увеличить объемы государственных закупок ЛП, а также разработать межведомственную систему управления этим процессом.

Ключевые слова:фармацевтическая отрасль, новые лекарственные препараты, государственные программы инновационного развития фармацевтической отрасли

Для цитирования: Улумбекова Г.Э., Худова И.Ю. Роль государства в разработке инновационных лекарств // ОРГЗДРАВ: новости, мнения, обучение. Вестник ВШОУЗ. 2020. Т. 6, № 1, С. 83-99. DOI: 10.24411/2411-8621-2020-11005

Роль фармацевтической отрасли для здравоохранения очевидна и огромна. Лекарства - это основной инструмент врача. Яркие примеры снижения смертности и заболеваемости населения благодаря прорывам в разработке новых лекарств можно перечислять бесконечно. Так, открытие в 1928 г. А. Флемингом пенициллина и внедрение его в лечебную практику во время Второй мировой войны [1] привело не только к значительному снижению смертности от инфекционных заболеваний во всем мире, но и к значительному прогрессу в хирургии. В Великобритании с 1981 по 2000 г. смертность от болезней системы кровообращения снизилась в 2 раза, и более половины медицинского эффекта произошло благодаря новым лекарствам [2]. Появившиеся в последнее время препараты прямого противовирусного действия [3] против гепатита С позволяют полностью вылечить это тяжелое заболевание. Антиретровирусная терапия превратила ВИЧ-инфекцию из неизбежно смертельного заболевания в управляемое хроническое, причем схемы лечения стали максимально удобными для пациентов, соответственно возросла приверженность пациентов к терапии. Лекарственные препараты (ЛП) - ингибиторы тирозинкиназы позволили увеличить с 20 до 90% 5-летнюю выживаемость пациентов с хронической миелоидной лейкемией [4]. ЛП клеточной и генной терапии, зарегистрированные в последние годы, могут обеспечить новый принципиальный прорыв в области снижения заболеваемости и смертности населения.

Но роль фармацевтической отрасли не ограничивается системой здравоохранения, она играет важнейшую роль в развитии мировой экономики и экономики отдельных стран. В 2018 г. общий объем продаж лекарственных препаратов (ЛП), составил $1,2 трлн в конечных ценах потребителей [5]. Это 1,4% мирового валового внутреннего продукта (ВВП) в 2018 г. В развитых странах продажи ЛП составляют в среднем 1,7% ВВП (амбулаторный и стационарный сектор) [6]. Фармацевтическая отрасль также играет большую роль в занятости населения: всего в мире в фармацевтической отрасли занято около 4,4 млн чел. [7]. Некоторые развитые страны (например, Германия) получают значительную дополнительную выручку от экспорта ЛП -$92 млрд в 2018 г., или 6,2% от общего экспорта страны [8].

Большинство научных исследований в области наук о человеке - это поиск новых молекул и разработка новых лекарств. Фармацевтические компании также помогают развивать науку и образование, например, в 2018 г. вложения в научные исследования составили $150 млрд (или 12,5% от общих продаж на фармацевтическом рынке) [9].

В Советском Союзе фармацевтическая отрасль была хорошо развита. К 1990 г. по масштабам производства лекарств, численности аптечной сети, кадровым ресурсам и объему продаж она являлась одной из крупнейших в мире. К 1986 г. количество аптечных учреждений составляло 31,3 тыс. организаций, количество занятых в фармацевтике - более 20 тыс. чел. [10]. Затем, после распада Советского Союза, с 1993 по 2009 г., в результате снижения государственного финансирования медицинской науки и фармацевтического производства, сокращения общего объема государственных закупок ЛП, а также перехода преимущественно на потребление импортных ЛП, вес и роль отечественного фармацевтического сектора существенно ослабла.

В этой связи в 2009 г. были приняты Стратегия и Программа развития отечественной фармацевтической промышленности [11]. Благодаря реализации этой Программы были достигнуты следующие результаты: доля отечественных ЛП выросла до 30% от общего объема рынка, доля российских препаратов в перечне жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП) составляет >86%, объем экспорта в 2018 г. превысил $500 млн [12].

Сегодня, согласно Указу Президента РФ от 7 мая 2018 г. "О национальных целях и стратегических задачах РФ", предстоит сделать следующий прорыв в области развития социальной сферы и экономики страны, в том числе отечественной фармацевтической отрасли [13].

В Указе поставлены следующие цели:

■ увеличить ожидаемую продолжительность жизни (ОПЖ) населения с 72,9 года в 2018 г. до 78 лет к 2024 г. и, далее, до 80 лет к 2030 г.;

■ ускорить технологическое развитие РФ, в том числе увеличить число организаций, осуществляющих технологические инновации до 50% от общего числа организаций;

■ обеспечить экономический рост страны больше общемирового при сохранении макроэкономической стабильности, а также обеспечить вхождение РФ в 5 крупнейших экономик мира к 2024 г.;

■ создать экспортоориентированный сектор, в том числе в агропромышленном секторе и секторе медицинских услуг.

В достижении этих целей фармацевтическая отрасль должна сыграть не последнюю роль. Именно поэтому действующая Программа "Фарма-2020" была продлена до 2024 г. Согласно программе, к 2024 г. необходимо достичь следующих показателей:

■ увеличить число рабочих мест до 23 тыс.;

■ увеличить долю ЛП отечественного производства до 36,4% в общем объеме продаж;

■ увеличить до 80% долю стратегически значимых ЛП, производство которых осуществляется по полному производственному циклу на территории РФ [14].

В этой связи важно изучить опыт развитых стран в области инновационного развития фармацевтической отрасли. В этой статье мы сравнили РФ по ключевым показателям, характеризующим состояние фармацевтической отрасли, с другими странами, изучили наиболее распространенные меры государственной политики, направленные на стимулирование ее развития, а также отдельные программы, реализующиеся сегодня в США, Евросоюзе (ЕС), Великобритании, Южной Корее и Китае. На основание анализа сделаны рекомендации для РФ по формированию национальной лекарственной политики, которая будет способствовать достижению национальных целей страны.

Сравнение показателей развития фармацевтической отрасли в РФ и других странах

В таблице представлено сравнение ключевых показателей, характеризующих состояние и деятельность фармацевтической отрасли в РФ и развитых странах (США, Великобритания, Южная Корея, Китай). Полужирным шрифтом показаны те показатели в РФ, которые отстают от названных стран.

Сравнение показателей развития фармацевтической отрасли в РФ, США, Великобритании, Китае и Южной Корее

В РФ ОПЖ в 2018 г. составила 72,9 лет, что на 5,7 лет ниже, чем в США, на 8,4 лет ниже, чем в Великобритании, на 3,6 лет ниже, чем в Китае, и на 9,8 лет ниже, чем в Южной Корее [15].

В РФ в 2018 г. ВВП на душу населения составил $29 100 ППС (ППС - паритет покупательной способности, в 2018 г. $1 ППС = 25,6 руб.), что на 61% выше, чем в Китае ($18,1 тыс. ППС), но на 53% ниже, чем в США ($62 500 ППС), на 36% ниже, чем в Великобритании ($45 640 ППС), и на 27% ниже, чем в Южной Корее ($40 100 ППС).

В РФ в 2018 г. объем фармацевтического рынка в абсолютных показателях составил $61,5 млрд ППС [5], что в 7,3 раза меньше, чем в США, в 2,1 раза меньше, чем в Китае, однако в 1,6 раза больше, чем в Великобритании и Южной Корее. Однако в РФ в 2018 г. в доле ВВП расходы на лекарства составили только 1,6%, что значительно ниже, чем в большинстве рассматриваемых стран, кроме Китая (0,5% ВВП). В США этот показатель составляет 2,3% ВВП, в Великобритании - 1,4%, в Южной Корее -1,9% [15]. Также в РФ доля государственных затрат на ЛП в амбулаторных условиях составляет только 0,25% ВВП, что значительно ниже, чем в большинстве стран, в США они составляют 0,6% ВВП, в Великобритании - 0,8% ВВП, в Южной Корее - 0,7%, в Китае - 0,4%. Затраты на ЛП в амбулаторных условиях в $ППС на душу населения в РФ также значительно ниже, чем в рассматриваемых странах ($62 ППС), что в 3,4 раза ниже, чем в "новых-8" странах ЕС, близких к РФ по уровню экономического развития (рис. 1).

Рис. 1. Подушевые расходы на лекарственные средства в амбулаторных условиях, в том числе оплачиваемые из государственных источников, в РФ и странах Евросоюза

В РФ фармацевтический рынок преимущественно импортоориентированный, в отличие от рынка, например, Великобритании. Это означает, что в РФ торговое сальдо экспорта и импорта отрицательное и составляет -0,5% ВВП, а Великобритании - +0,1% ВВП. РФ занимает небольшую долю в мировом фармацевтическом экспорте - только 0,1%, в то время как доля США в 59 раз выше и составляет 5,9% [16], а доля Германии в 168 раз выше - 16,8%.

Самая большая абсолютная занятость в фармотрасли - в Китае (2,3 млн чел.), или 0,3% от общего числа занятых [17], следующей страной по занятости в фармотрасли является США с количеством занятых 500 тыс. чел., или 0,3% от общего числа занятых [17]. В РФ в 2018 г. количество занятых в фармотрасли составило 79 тыс. чел., или 0,1% от всего работающего населения страны [18], - это самый низкий показатель из рассматриваемых стран.

Самими важными показателями в оценке разработки новых ЛП являются затраты государства на научно-исследовательские работы (НИР) и количество новых зарегистрированных ЛП. В РФ расходы на НИР составили 0,04% ВВП, что в 10 раз ниже, чем в США (0,4% ВВП), в 7,5 раз ниже, чем в Великобритании (0,3% ВВП), и в 1,5 раз ниже, чем в Китае (0,06% ВВП) [15].

За последние 5 лет увеличивается количество новых зарегистрированных ЛП. В РФ с 2014 по 2018 г. было зарегистрировано только 3 новых ЛП, в США за этот же период - 213 новых ЛП [19]. Рекордным для США стал 2018 г., когда в Администрации по лекарствам и пищевым продуктам (Food and Drug Administration - FDA) [19] было зарегистрировало 59 новых ЛП. Также большое количество новых препаратов регистрируется в Европе - 251 препарат за последние 5 лет [20].

В последние десятилетия постоянно повышается количество новых исследований в разработке ЛП. На настоящий момент в работе находится более 25 000 проектов (лекарственных препаратов-кандидатов, изучаемых по определенным показаниям) для 17 000 препаратов-кандидатов. Из них в клинической стадии исследований находятся 9000 проектов [21]. Иными словами, в ближайшие годы следует ожидать появления на рынке большого количества новых ЛП.

В том числе ЛП нового класса или так называемой передовой терапии. К ним относятся препараты клеточной терапии (например, CAR-T), ДНК- и РНК-препараты (генная терапия), а также тканеинженерные препараты [22]. Сегодня в мире в разработке находится более 800 CAR-T-проектов, причем лидерами в этом направлении являются США (165 проектов в разработке) и Китай (166 проектов) [23]. Среди генных технологий одним из перспективных методик является CRISPR-технология, и половина всех публикаций по CRISPR-исследованиям имеют авторство ученых также из США (898 публикаций) и Китая (829 публикаций за 2018 г.). Для сравнения: учеными из РФ в 2018 г. было опубликовано всего 18 статей по этому научному направлению [24].

Таким образом, из анализа ключевых показателей, характеризующих фармацевтическую отрасль, видно, что РФ существенно отстает от других стран по ОПЖ, по доле государственных расходов на лекарства в ВВП и на душу населения (в том числе в амбулаторных условиях), по числу рабочих мест в фармацевтической отрасли, по доле расходов на НИР в ВВП, по показателям инновационного развития отрасли.

Государственная политика развитых стран по ускорению разработки и выводу на рынок новых лекарственных средств

Общие направления государственной политики

Четыре главных направления государственной политики по разработке новых ЛП представлены на рис. 2. Первое - стимулирование проведения научных исследований, второе - поддержка трансляции этих исследований в производство, третье - обеспечение ускоренной регистрации новых ЛП и четвертое - расширение рынков сбыта (внутренних рынков и потенцирование экспорта). Важную роль играют такие вспомогательные и поддерживающие инструменты, как развитие системы патентования, кадрового и материально-технического обеспечения фармацевтической отрасли.

Рис. 2. Государственное регулирование и управление системой разработки новых лекарственных средств

Открытие и разработка новых лекарственных средств, трансляция научно исследовательских работ в коммерческий продукт

На рис. 3 представлены основные стадии открытия и разработки нового ЛП. Как правило, для этого требуется около 10-12 лет, из них поиск мишеней и молекул и доклинические исследования препарата занимают 3-5 лет, клинические исследования - до 7 лет, регистрация ЛП проходит в течение 6 мес - 2 лет [25]. Из 10 000 молекул-кандидатов до регистрации доходит только одно ЛП.

Рис. 3. Стадии разработки нового лекарственного препарата

Стоимость разработки одного ЛП постоянно повышается и в настоящее время в среднем составляет около $2 млрд [26]. Наиболее дорогостоящая стадия разработки - это клинические исследования, стоимость которых может составлять до 50% от всей стоимости разработки.

Государство активно поддерживает НИР в области открытия ЛП путем прямого финансирования разработок [27], особенно фундаментальных исследований. Это поддержка может быть в виде грантов университетам и фармацевтическим производителям, спонсирование работы научных институтов, заказ государством низкомаржинальных разработок (например, НИР по препаратам для лечения тропических заболеваний) [28]. Одним из инструментов стимулирования являются специальные налоговые льготы при проведении НИР.

Принято разделять эту политику на 2 типа "pull" - "вытягивание" и "push" - "подталкивание" [29].

"Вытягивание" НИР заключается в мерах, направленных на увеличение доходов частных компаний, занимающихся разработкой лекарств, это:

■ создание благоприятной среды для патентования результатов интеллектуальной собственности;

■ установление премиальных цен при закупках новых ЛП, "приз за инновации";

■ ускоренная регистрация новых ЛП.

"Подталкивание" НИР направлено на снижение стоимости НИР, это, как правило:

■ налоговые льготы при проведении НИР;

■ прямое финансирование фундаментальных исследований - гранты;

■ контракты длительного цикла, когда государство заказывает разработку ЛП фармацевтической компании с сохранением прав государства или с разделением их с разработчиком;

■ прямое спонсорство всех циклов разработки, особенно для ЛП, направленных на неудовлетворенные нужды медицины, которые коммерчески невыгодны частным компаниям, например создание новых антибиотиков, вакцин и др.

Трансляция НИР в коммерческий продукт является "узким горлышком" процесса разработки нового ЛП, т.е. этапом, на котором многие проекты терпят неудачу [30]. Меры, которые позволяют преодолеть эту проблему:

■ создание специальных условий патентования (например, акт Бэя-Доула в США, см. ниже);

■ создание биокластеров, которые позволяют сосредоточить в одном месте ученых, разработчиков и производителей, например Стевенджский центр в Великобритании (Stevenage Bioscience Catalyst);

■ развитие государственно-частного партнерства (ГЧП), когда государство наряду с частными компаниями вкладывает средства в разработку новых лекарств, например, Инициатива по инновационным лекарствам (Innovative Medicine Initiative в ЕС);

■ создание благоприятных условий для венчурного финансирования (развитие предпринимательства ученых, льготные кредиты и специальные венчурные фонды в США).

Для ускорения внедрения ЛП в производство государство организует государственные опытные производства для отработки промышленной технологии, предоставляет субсидии на перевооружение производств и трансфер зарубежных технологий.

Регистрация лекарственных средств

Фармацевтическая отрасль требует строгого контроля со стороны государства в части эффективности, безопасности препаратов, контроля процессов доклинической и клинической разработки. Это международные требования к разработке надлежащей лабораторной практики (GLP -Good Laboratory Practice), надлежащей клинической практики (GCP - Good Clinical Practice) и контроля производственных процессов надлежащей производственной практики (GMP -Good Manufacturing Practice). В последние годы с развитием клеточных и тканевых технологий появилась система контроля тканевых производств "Надлежащая тканевая практика" (GTP -Good Tissue Practice). Одновременно со строгим контролем государство выработало меры по стимуляции разработки новых ЛП с помощью определенных регистрационных мер: это ускоренная регистрация, экспертная поддержка регистрационного процесса, например, в ЕС создана специальная комиссия "Приоритетные препараты" (PRIME - Priority Medicines) для регистрации препаратов передовой терапии.

Государственные закупки лекарственных средств

В силу высоких рисков и стоимости разработки лекарств многие новые ЛП стоят крайне дорого. Например, препарат генной терапии спинальной мышечной атрофии Zolgensma, зарегистрированный в США в 2019 г., стоит $2 млн на одного больного на курс лечения [30].

Для того чтобы обеспечить баланс между применением новых ЛП и дженериков (воспроизведенных) в развитых странах созданы специальные организации по оценке технологий в здравоохранении (Health Technology Advisory Committee). Задача этих организаций путем проведения сравнительной экономической и клинической эффективности оценить ценность нового ЛП для общества.

В большинстве западных стран существует так называемый положительный перечень ЛП для лекарственного обеспечения (ЛО), т.е. перечень препаратов, которые входят в государственную систему ЛО и могут быть полностью или частично оплачены государством. В немногих странах Европы (Великобритания и Германия) существует и так называемый негативный перечень ЛП, которые не включены в ЛО. Этот перечень формируется после оценки государственными органами и содержит препараты, стоимость которых не возмещается гражданам в системе ЛО. В Германии, Великобритании и Испании используются негативные перечни (стоимость ЛП в них не возмещается государством). Доля ЛП, стоимость которых возмещается государством, составляет от 70 до 83% из всех зарегистрированных ЛП, из них ЛП с ограничениями по показаниям - от 40 до 60%. В Германии и Великобритании стоимость ЛП возмещается государством сразу после их регистрации (по цене, установленной производителем), пока не проведена оценка их клинической и экономической эффективности, не принято решение об их включении в возмещаемые перечни и не установлена цена возмещения. Процесс включения ЛП в перечень напрямую связан с установлением предельной цены на него.

Как правило, при принятии решения о включении ЛП в возмещаемый государством перечень лекарств, оцениваются дополнительный терапевтический эффект ЛП по сравнению с другими ЛП, его экономическая эффективность и влияние на бюджет здравоохранения (последнее - не все страны). Существует 2 основных подхода в оценке ЛП, которые зависят от того, установлена ли предварительная цена на ЛП:

■ при наличии цены (установленной производителем или в процессе переговоров с ними) проводится оценка сравнительной экономической эффективности;

■ оценка дополнительной терапевтической пользы от ЛП в сравнении с существующим на рынке ЛП, далее в зависимости от величины этого эффекта принимается решение о включении в перечень и цене возмещения.

Следует отметить, что в РФ доля потребления воспроизведенных ЛП (дженериков) самая высокая среди стран Организации экономического сотрудничества и развития (рис. 4). В 2018 г. в стоимостном выражении она составила 61%, что в 2,3 раза выше, чем в странах ЕС (в среднем у них 26%), и в упаковках - 86%, что в 1,6 раза выше, чем у них (53%). Это может свидетельствовать о том, что наши граждане недополучают сегодня инновационные лекарства [15, 32].

Рис. 4. Доля дженериков на фармацевтическом рынке в РФ (2018 г.) и в странах Организации экономического сотрудничества и развития (2017 г.)

Для успешной разработки инновационных ЛП принципиально важна подготовка высококвалифицированных кадров. Для этого за счет государственных средств разрабатываются и реализуются в вузах и научных центрах специальные программы обучения и подготовки исследователей, в том числе за рамками биолого-медицинских дисциплин, например финансовый менеджмент, управление персоналом, медицинская и биоинформатика. Разработка новых ЛП требует также развития обеспечивающих отраслей: химической, производства лабораторного оборудования, реактивов, лабораторное животноводство. Для ускорения исследований важно, чтобы все материально-техническое обеспечение было высокого качества и поставлялось в кратчайшие сроки.

Примеры инновационного развития фармацевтической отрасли в развитых странах

США

США по праву считается страной-лидером в разработке фармацевтических препаратов -в настоящее время около 60% всех научных исследований приходится на США.

Поддержка фундаментальных и клинических исследований. Комплексная поддержка государством научных разработок началась в 1945 г. с доклада Ванневара Буша перед президентом США "Наука без границ" ("Science: the Endless Frontier") [33]. Вместо создания с нуля сети специализированных научно-исследовательских институтов под крышей одной или нескольких академий Буш рекомендовал сформировать единую систему, основанную на партнерстве уже имеющихся университетов и федерального правительства. В результате в США был создан Национальный институт здоровья (NIH - National Institute of Health). Его целью стала организация и координация фундаментальных и прикладных исследований в биологии и медицине. На настоящий момент NIH является крупнейшим исследовательским учреждением в области здравоохранения в мире, его бюджет в 2019 г. составил $31 млрд (в рублях по курсу ППС - 775 млрд руб. в год) [34]. Он объединяет 27 отдельных научных институтов по различным областям медицинских знаний. В 2011 г. в рамках NIH был создан отдельный центр для стимуляции процесса трансляции научных разработок - National Center of Advancing Translational Sciences [35]. А в 2011 г. был создан центр для анализа портфеля грантов, результатов исследований и прогнозирования финансирования исследований Office of Portfolio Analysis [36].

Ускорение трансляции НИР в коммерческий продукт. Важной ролью в создании системы трансляции научных разработок в коммерческий продукт стало принятие в США акта Бэя-Доула, или Акта по патентам и торговым маркам (Patent and Trademark Law Amendments Act) [37]. До принятия этого закона федеральное правительство владело правами на любое "патентабельное" научное исследование, которое было осуществлено на федеральные деньги. Акт Бэя-Доула передал федеральные права на патенты и открытия самим университетам, оставив за последними право решать по своему усмотрению, как распоряжаться этими правами. В настоящее время в каждом университете США есть специальный отдел по патентованию.

В США с конца 1970-х гг. начинает формироваться система венчурного финансирования фармацевтических разработок и производств. Примером ускоренной трансляции новейших научных разработок может служить CRISPR-технология редактирования генома. Данное научное открытие было сделано в 1995 г. Francisco J.M. Mojica и описано как система иммунитета у бактерий [38]. В 2012 г. с интервалом в несколько месяцев появились работы Jennifer A. Doudna из Калифорнийского университета в Беркли [39] и Feng Zhang из Института Броуда MIT [40], в которых исследовалась возможность целенаправленного изменения генома с помощью метода CRISPR. Уже через 2 года после этих публикаций Jennifer A. Doudna основала малую биотехнологическую компанию Caribou Biosciences [41], а Feng Zhang стал президентом компании Editas Medicine [42]. В настоящее время обе компании благодаря патентам и поддержке со стороны венчурных фондов уже проводят доклинические и клинические исследования с использованием методики CRISPR.

Ускоренная регистрация новых лекарственных препаратов. США также активно применяют ускоренную регистрацию лекарств. Этим занимается FDA с бюджетом $5,7 млрд в год и 15 тыс. сотрудников [43]. В настоящее время механизмы ускоренной регистрации предусмотрены для следующих видов разработок: первый в классе, орфанный препарат, регистрация вне очереди, прорывная терапия, приоритетная регистрация, ускоренная регистрация (first in class, orphan designation, fast track, breakthrough, priority, accelerated approval) [19]. В результате в США в 2018 г. не менее 70% из 59 новых ЛП были зарегистрированы по укоренным процедурам. Специально для стимуляции регистрации клеточных и генных продуктов была установлена отдельная процедура регистрации этих препаратов (Regenerative Medicine Advanced Therapy Designation) [44].

Объем потребления ЛП. Большой объем фармацевтического рынка США и его постоянный рост создают благоприятные условия для коммерческого успеха новых ЛП. Клиническая и экономическая значимость новых препаратов оценивается в Институте клинического и экономического рецензирования (Institute for Clinical and Economic Review) [45]. Однако следует отметить, что в США регулирование цен на ЛП, в отличие от стран ЕС, менее строгое.

Страны Евросоюза

С 1990-х гг. ЕС уступает США в эффективности открытия и разработки новых фармацевтических препаратов по следующим причинам [46]:

1) фрагментированность управления, финансирования и координации кадров и институтов, вовлеченных в этот процесс;

2) недостаточное поощрение научных исследований в ряде стран, например в Германии оно составляло 0,2% ВВП (€6,9 млрд), что в 2 раза ниже, чем в США - 0,4% ВВП ($82 млрд);

3) слабо развитые инструменты венчурного финансирования и стимуляции развития малых биотехнологических компаний;

4) недостаточность поощрения предпринимательства ученых;

5) низкий уровень взаимодействия между отдельными участниками фармацевтической отрасли.

В связи с этим на уровне ЕС и отдельных стран предпринимаются меры по преодолению названых проблем. Так, Европарламентом в 2008 г. была инициирована программа ГЧП в фармацевтике "Инициатива по инновационным лекарствам" (Innovative Medicine Initiative). В качестве показателей успеха программы к 2020 г. должно быть открыто не менее 50 новых таргетов для ЛП, молекул-кандидатов, биомаркеров и диагностических методик. Планируется привлечь не менее €300 млн частных инвестиций [47].

Важным инструментом стимуляции фармацевтических разработок в странах ЕС является создание биокластеров. В настоящее время в Европе существуют 180 биокластеров [48]. Примером является Stevenage Bioscience Catalyst центр, построенный при участии компании GSK, государства и других частных инвесторов. В нем созданы инфраструктура и благоприятная среда для сотрудничества государственных учреждений, малых биотехнологических компаний, разработчиков новых диагностических агентов и программного обеспечения, а также центры коллективного пользования. В центре можно пройти обучение и повышение квалификации в области биологических и медицинских исследований. В биокластере также действует центр опытного производства препаратов передовой клеточной и генной терапии "Cell and Gene Therapy Catapult" [49]

Южная Корея

Южная Корея в 2000 г. приняла государственную программу инноваций в фармацевтической отрасли - 2020 [50-54]. К тому времени эта страна уже имела опыт успешного внедрения инноваций в других высокотехнологичных областях: электронике, телекоммуникациях и автомобилестроении.

Цели программы:

■ Войти в состав 7 стран - крупнейших производителей ЛП в мире.

■ Увеличить экспорт ЛП в 10 раз - с 2,3 до 23 трлн KRW воны Республики Южная Корея.

■ 2 корейским фармацевтическим производителям попасть в топ-50 лист мировых фармацевтических производителей.

Приоритеты программы инновационного развития в Южной Корее:

1. Glocalization, т.е. Localization - globalization. Это означает, что сначала происходит этап локализации производства дженериков, а затем развитие производства биосимиляров и разработка новых препаратов для коммерциализации за рубежом.

2. Гармонизация - полная гармонизация процессов разработки, производства и регистрации с международными требованиями, в том числе приглашение инспекторов FDA и EMA на производственные площадки и центры клинических испытаний.

3. Развитие клинических исследований: Сеул к 2016 г. стал городом № 1 в Азии по количеству клинических исследований.

4. Исследования в области перспективных направлений науки: развитие разработок клеточной и генной терапии, в результате в 2012 г. был зарегистрирован первый в мире препарат стволовых клеток Hearticellgram-AMI (Pharmicell).

5. Привлечение государственного и частного капитала, в том числе нефармацевтических предприятий, например такая компания, как Samsung, инвестировала до $700 млн в биотехнологический бизнес.

6. Привлечение человеческого капитала: из-за рубежа было привлечено более 500 квалифицированных специалистов.

В результате реализации этой программы к 2018 г. в Южной Корее зарегистрировано 29 новых препаратов и 82 значительно измененных препаратов (incrementally modified drugs), постоянно растет экспорт, первые южно-корейские биосимиляры зарегистрированы в FDA и в ЕС.

Китай

Китай приступил к реализации государственной программы инновационного развития фармотрасли с 2007 по 2020 г. [55-58].

Цели программы:

■ Внедрить международные стандарты фармацевтического производства.

■ Обеспечить приоритетное развитие биотехнологического направления.

■ Запустить в производство 20-30 новых лекарств.

■ 5-10 из новых лекарств зарегистрировать в FDA или в ЕС.

К 2018 г. в этом направлении реализуется следующая политика:

■ Государством активно поддерживаются научные исследования. В результате на разных этапах НИР находится 800 инновационных молекул и произошел существенный рост научных публикаций и патентов по передовым научным технологиям, например CAR-T и CRISPR.

■ Осуществляется выход на венчурные рынки США с целью обеспечения доступа к инновационным технологиям в разработке новых ЛП.

■ Осуществляются централизация и анализ больших данных - информация о 10 млн пациентов собрана в единую базу данных.

■ Привлекаются кадры из-за рубежа по программе "1000 Talents Program". По этой программе из-за рубежа ежегодно в Китай приезжают десятки тысяч китайцев, в том числе известные ученые.

■ Привлекаются иностранные компании -к 2018 г. 20 глобальных фармпроизводителей открыли производственные и научные центры в Китае.

■ Происходит централизация китайской фармпромышленности и переход производителей на требования GMP.

■ Ограничивается доступ иностранных производителей к продажам на внутреннем рынке, соответственно, их вынуждают к локализации производства в Китае. Также государство снижает цены закупки ЛП, при этом субсидируя отечественные компании средствами на развитие производства.

Рекомендации для РФ по ускорению инновационного развития фармацевтической отрасли

На основании проведенного анализа в целях ускорения инновационного развития фармацевтической отрасли в РФ необходимо:

1. Разработать, утвердить и реализовать Национальную лекарственную политику до 2030 г., направленную на инновационное развитие отрасли, включая мощный компонент фундаментальных исследований с конкретными целями.

2. Предусмотреть создание единого центра управления этой политикой, который бы объединял действия различных министерств и ведомств в этом направлении.

3. Увеличить объем внутреннего рынка сбыта ЛП как минимум в 2,4 раза, или на 320 млрд руб. ежегодно в ценах 2018 г. (т.е. до уровня, близкого к "новым-8" странам ЕС по доле ВВП) [59].

4. Увеличить объем инвестиций в НИР и НИОКР (после разработки национальной лекарственной политики) - в 3 раза, или на 150 млрд руб. ежегодно (из них 1/2 - государство, так как это происходит сегодня в развитых странах).

5. Усилить инструменты привлечения частных инвесторов в НИР путем развития венчурного финансирования и системы патентования результатов НИР.

Литература

1. Penicillin: an accidental discovery changed the course of medicine Penicillin was fi rst discovered in 1928 and is now the most widely used antibiotic in the world [Электронный ресурс]. URL: https://www.healio.com/endocrinology/news/print/endocrine-today/%7B15afd2a1-2084-4ca6-a4e6-7185f5c4cfb0%7D/penicillin-an-accidental-discovery-changed-the-course-of-medicine . (дата обращения 20.01.2020)

2. Unal В., Critchley J.A., Capewell S. Explaining the decline in coronary heart disease mortality in England and Wales between 1981 and 2000 // Circulation. 2004. Vol. 109, N 9. P. 1101-1107.

3. Lok A. et al. Benefi ts of direct-acting antivirals for hepatitis C // Ann. Intern. Med. 2017. Vol. 167, N 11. P. 812-813. DOI: 10.7326/M17-1876.

4. Di Felice E., Roncaglia F., Venturelli F. et al. The impact of introducing tyrosine kinase inhibitors on chronic myeloid leukemia survival: a population-based study // BMC Cancer. 2018. Vol. 18. P. 1069. DOI: 10.1186/s12885-018-4984-3.

5. IQVIA Institute for Human Data Science. The Global Use of Medicine in 2019 and Outlook to 2023, Jan 2019 [Электронный ресурс]. URL: https://www.iqvia.com/insights/the-iqvia-institute/reports/the-global-use-of-medicine-in-2019-and-outlook-to-2023. (дата обращения: 20.01.2020)

6. OECD, Health at a Glance 2019 [Электронный ресурс]. URL: https://www.oecd-ilibrary.org/docserver/4dd50c09-en.pdf?expires=1579511734&id=id&accname=guest&checksum=E5A53AB89DA93221AD8A030581E1E181. (дата обращения: 20.01.2020)

7. Ostwald D., Zubrzycki K., Knippel J. Measuring the Economic Footprint of the Pharmaceutical Industry - Feasibility Study [Электронный ресурс]. URL: www.wifor.de. (дата обращения: 20.01.2020)

8. Germany's Top 10 Exports [Электронный ресурс]. URL: http://www.worldstopexports.com/germanys-top-10-exports/ (дата обращения: 20.01.2020)

9. Schuhmacher A. The Future of Pharma R&D Pharma Focus Asia Issue [Электронный ресурс]. URL: https://www.pharmafocusasia.com/research-development/future-of-pharma-research-and-development (дата обращения: 20.01.2020)

10. Развитие аптечной сети в советский период [Электронный ресурс]. URL: https://lektsii.org/4-24737.html. (дата обращения: 20.01.2020)

11. Приказ Министерства промышленности и торговли РФ от 23 октября 2009 г. № 965 "Об утверждении Стратегии развития фармацевтической промышленности Российской Федерации на период до 2020 года" [Электронный ресурс]. URL: https://base.garant.ru/4189282/. (дата обращения: 20.01.2020)

12. Цыб С. Сейчас мы находимся в той точке, когда нам есть что предложить не только отечественному, но и международному рынку здравоохранения [Электронный ресурс]. URL: http://ktovmedicine.ru/2019/Vsergey-cyb-seychas-my-nahodimsya-v-toy-tochke-kogda-nam-est-chto-predlozhit-ne-tolko-otechestvennomu-no-i-mezhdunarodnomu-rynku-zdravoohraneniya.html. (дата обращения: 20.01.2020)

13. Указ Президента РФ от 7 мая 2018 г. "О национальных целях и стратегических задачах РФ" [Электронный ресурс]. URL: http://www.kremlin.ru/acts/bank/43027 (дата обращения 20.01.2020)

14. Правительство Российской Федерации. О внесении изменений в государственную программу Российской Федерации "Развитие фармацевтической и медицинской промышленности" [Электронный ресурс]. URL: https://regulation.gov.ru/projects#npa=98567.09.01.2020 (дата обращения: 20.01.2020)

15. OECD statistics [Электронный ресурс]. URL: https://stats.oecd.org/ (дата обращения: 20.01.2020)

16. Drugs and Medicine Exports by Country. [Электронный ресурс]. URL: http://www.worldstopexports.com/drugs-medicine-exports-country/ (дата обращения: 20.01.2020)

17. The Pharmaceutical Industry and Global Health. International Federation of Pharmaceutical Manufacturers & Associations [Электронный ресурс]. URL: https://www.ifpma.org/wp-content/uploads/2017/02/IFPMA-Facts-And-Figures-2017.pdf (дата обращения: 20.01.2020)

18. Здравоохранение в России 2017 / Росстат -2001-2017. Федеральная служба государственной статистики. 2018 [Электронный ресурс]. URL: https://www.gks.ru/storage/mediabank/zdravpdf (дата обращения: 20.01.2020)

19. Advancing Health Through Innovation. 2018 New Drugs Therapy Approval [Электронный ресурс]. URL: https:// www.fda.gov/files/drugs/published/New-Drug-Therapy-Ap-provals-2018_3.pdf. (дата обращения: 20.01.2020)

20. Annual Report 2018. The European Medicines Agency's contribution to science, medicines and health in 2018 [Электронный ресурс]. URL: https://www.ema.europa.eu/en/news/ema-annual-report-2018-published. (дата обращения: 20.01.2020)

21. Pharma R&D Annual Review 2019 [Электронный ресурс]. URL: https://pharmaintelligence.informa.com/re-sources/product-content/pharma-rnd-annual-review-2019. (дата обращения: 20.01.2020)

22. The Biopharmaceutical Pipeline: Innovative Therapies in Clinical Development. Analysis [Электронный ресурс]. URL: https://www.analysisgroup.com/globalas-sets/content/insights/publishing/the_biopharmaceutical_pipeline_report.pdf . (дата обращения: 20.01.2020)

23. Seimetz D., Heller K., Richter J. Approval of first CAR-Ts: have we solved all hurdles for ATMPs // Cell Medicine. 2018. Vol. 11. P. 1-16. DOI: 10.1177/2155179018822781.

24. Cohen J. China CRISPR revolution // Science. 2019. Vol. 365. P. 420-421.

25. Elhassa G.O., Alfarouk K.O. Drug development: stages of drug development // J. Pharmacovigilance. 2017. Vol. 3. P. 140-141. DOI: 10.4172/2329- 6887.1000e141.

26. DiMasi J.A., Grabowski H.G., Hansen R.W. Innovation in the pharmaceutical industry: new estimates of R&D costs // J. Health Econ. 2016. Vol. 47. P. 20-33.

27. Galkina Cleary E., Beierlein J., Khanuja N. et al. Contribution of NIH funding to new drug approvals 20102016 // Proc. Natl Acad. Sci. USA. 2018. Vol. 115, N 10. P. 2329-2334.

28. Governments and philanthropists announce new funding for neglected tropical diseases [Электронный ресурс]. URL: https://www.who.int/neglected_diseases/news/governments-and-philanthropists-announce-new-funding/en/ (дата обращения: 20.01.2020)

29. Kim D., Kyle M. Korean Pharmaceutical Industry Policy: Lessons for Korea. Research Reports. Sejong, South Korea : Korea Institute for Health and Social Affairs, 2018.

30. Ekins S., Waller C, Bradley M. et al., Four disruptive strategies for removing drug discovery bottlenecks // Drug Discov. Today. 2013. Vol. 18, N 5-6. P. 265-271.

31. At Over $2 Million Zolgensma Is The World's Most Expensive Therapy, Yet Relatively Cost-Effective [Электронный ресурс]. URL: https://www.forbes.com/sites/joshuacohen/2019/06/05/at-over-2-million-zolgensma-is-the-worlds-most-expensive-therapy-yet-relatively-cost-effective/#e62cb1b45f5a (дата обращения: 20.01.2020)

32. Фармацевтический рынок в 2018. DSM group report [Электронный ресурс]. URL: https://dsm.ru/docs/analytics/Annual_report_2018_DSM.pdf. (дата обращения:20.01.2020)

33. Science The Endless Frontier. A Report to the President by Vannevar Bush, Director of the Office of Scientific Research and Development. 1945 [Электронный ресурс]. URL: https://www.nsf.gov/od/lpa/nsf50/vbush1945.htm. (дата обращения: 20.01.2020)

34. NIH Budget [Электронный ресурс]. URL: https:// www.hhs.gov/about/budget/fy2018/budget-in-brief/nih/index.html#budget. (дата обращения: 20.01.2020)

35. National Center of Advancing Translational Sciences [Электронный ресурс]. URL: https://ncats.nih.gov/ (дата обращения: 20.01.2020)

36. NIH, Office of Portfolio Management [Электронный ресурс]. URL: https://dpcpsi.nih.gov/opa. (дата обращения: 20.01.2020)

37. Mowery D., Nelson D., Sampat B. et al., The growth of patenting and licensing by U.S. universities: an assessment of the effects of the Bayh-Dole act of 1980 // Res. Policy. 2001. Vol. 30. P. 99-119.

38. Mojica F., Rodriguez-Valera F. The discovery of CRISPR in archaea and bacteria // FEBS J. 2016. Vol. 283. P. 3162-3169. DOI: 10.1111/febs.13766.

39. Jinek M., Chylinski K., Fonfara I., Doudna J. et al. A programmable dual RNA-guided DNA endonuclease in adaptive bacterial immunity // Science. 2012. Vol. 337, N 6096. P. 816-821.

40. Le Cong, Ran F.A., Zhang F. et al. Multiplex genome engineering using CRISPR/Cas systems // Science. 2013. Vol. 339, N 6121. P. 819-823. DOI: 10.1126/sci-ence.1231143.

41. Caribou Biosciences [Электронный ресурс]. URL: https://cariboubio.com/ (дата обращения: 20.01.2020)

42. Editas Medicine [Электронный ресурс]. URL: https://www.editasmedicine.com/ (дата обращения: 20.01. 2020)

43. FDA at Glance [Электронный ресурс]. URL: https:// www.fda.gov/about-fda/fda-basics/fact-sheet-fda-glance. (дата обращения: 20.01.2020)

44. Regenerative Medicine Advanced Therapy Designation [Электронный ресурс]. URL: https://www.fda.gov/vaccines-blood-biologics/cellular-gene-therapy-products/regenerative-medicine-advanced-therapy-designation (дата обращения: 20.01.2020)

45. Institute for Clinical and Economic Review [Электронный ресурс]. URL: https://icer-review.org/ (дата обращения: 20.01.2020)

46. McKelvey M., Orsenigo L. Pharmaceuticals as a Sectoral Innovation System // ESSY Project (European Sectoral Systems of Innovation) [Электронный ресурс]. URL: http://plg-group.com/wp-content/uploads/2014/03/Phar-maceuticals-as-a-Sectoral-Innovation-System-McKelvey-M.pdf . (дата обращения: 20.01.2020)

47. Innovative Medicine Initiative [Электронный ресурс]. URL: https://www.imi.europa.eu/ (дата обращения: 20.01.2020)

48. Bernhard Z. Regional biotechnology - the EU biocluster study // J. Commercial Biotechnol. 2011. Vol. 17. P. 209-217. DOI: 10.1057/jcb.2011.13.

49. Stevenage Bioscience Catalyst [Электронный ресурс]. URL: https://www.stevenagecatalyst.com/ (дата обращения: 20.01.2020)

50. 2018 Directory of Korean Pharmaceutical Industry [Электронный ресурс]. URL: http://www.kpbma.or.kr/attach/KPBMA_Directory_2018.pdf (дата обращения: 20.01.2020)

51. Kwon H., Yang B., Godman B. Key Components of increased drug expenditure in South Korea: implications for the future // Value Health Reg. Issues. 2015. Vol. 6. P. 14-21. URL: http://dx.doi.org/10.1016/j.vhri.2015.01.004.

52. Chung H., Eum S., Lee C. Firm growth and R&D in the Korean pharmaceutical industry // Sustainability. 2019. Vol. 11. P. 2865. DOI: 10.3390/su11102865.

53. Rymzo B. et al. The modern merits of South Korea's biopharmaceutical industry // Int. J. Drug Dev. Res. 2016. Vol. 8. P. 1-6.

54. The Right Place for Clinical Trials in Asia Start with Korea. Korea National Enterprise for Clinical Trials [Электронный ресурс]. URL: http://kcc.konect.or.kr/jsp/popup/file/Start%20with%20Korea_20160609.pdf (дата обращения: 20.01.2020)

55. Ding J., Xue Y., Liang H. et al. From imitation to innovation: a study of China's drug R&D and relevant national policies // J. Technol. Manag. Innovat. 2016. Vol. 6, N 2. P. 1-13. URL: https://doi.org/10.4067/S0718-27242011000200001.

56. Atkinson R. China's Biopharmaceutical Strategy: Challenge or Complement to U.S. Industry Competitiveness? Information Technology and Innovation Foundation [Электронный ресурс]. URL: https://itif.org/publications/2019/08/12/chinas-biopharmaceutical-strategy-challenge-or-complement-us-industry (дата обращения: 20.01.2020)

57. China Pharmaceutical Guide [Электронный ресурс]. URL: pharmachinaonline.com (дата обращения: 20.01.2020)

58. Ni J. et al. Obstacles and opportunities in Chinese pharmaceutical innovation // Globalization Health. 2017. Vol. 13. P. 21. DOI: 10.1186/s12992-017-0244-6.

59. Улумбекова Г.Э. Здравоохранение России. Что надо делать. Состояние и предложения: 2019-2024 гг. 3-е изд. Москва : ГЭОТАР-Медиа, 2019. С. 202.