Государственная система индикаторов качества и безопасности медицинской помощи как инструмент поддержки принятия решений в системе здравоохранения Российской Федерации и совершенствования политики в сфере здравоохранения

Резюме

Качество медицинской помощи - одна из актуальных проблем современной системы здравоохранения. Исследования показали широкую распространенность дефектов, несоответствие медицинской помощи современному уровню развития медицинской науки, низкую эффективность медицинской помощи. Проблема актуальна для Российской Федерации, поскольку регистрируются высокие показатели смертности, значительное число дефектов медицинской помощи. В настоящей работе на основе анализа литературы сформулирована модель качества медицинской помощи на основе 6 детерминант: результативность, эффективность, доступность, качество жизни, безопасность, удовлетворенность. Проведен анализ критериев доступности и качества медицинской помощи, установленных Программой государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, входящих в Поволжский федеральный округ, и г. Москвы. Выявлено, что критерии качества и доступности медицинской помощи, установленные в рамках Программы государственных гарантий, оценивают не все детерминанты. Зафиксированы значительные вариации между субъектами Российской Федерации по качественному и количественному составу критериев.

На основании проведенного анализа обоснована целесообразность разработки единой национальной системы индикаторов качества и доступности медицинской помощи как основного инструмента принятия управленческих решений в сфере здравоохранения.

Ключевые слова:индикаторы качества, качество медицинской помощи

Финансирование. Статья не имела спонсорской поддержки.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Вклад авторов. Концепция и дизайн - Бурыкин И.М., Хафизьянова Р.Х.; сбор, статистическая обработка материала - Бурыкин И.М.; написание текста и редактирование - Бурыкин И.М., Хафизьянова Р.Х.

Для цитирования: Бурыкин И.М., Хафизьянова Р.Х. Государственная система индикаторов качества и безопасности медицинской помощи как инструмент поддержки принятия решений в системе здравоохранения Российской Федерации и совершенствования политики в сфере здравоохранения // ОРГЗДРАВ: новости, мнения, обучение. Вестник ВШОУЗ. 2021. Т. 7, № 1. С. 17-30. DOI: https://doi.org/10.33029/2411-8621-2021-7-1-17-30

Качество и доступность медицинской помощи - важные вопросы современных систем здравоохранения не только развивающихся, но и развитых стран мира. Проведенные исследования качества и доступности медицинской помощи показали существенный разрыв между достижениями современной науки и реальной практикой учреждений здравоохранения. С одной стороны, в научных журналах публикуется значительное число инноваций, позволяющих решать многие современные проблемы здравоохранения, а с другой - до реализации в практическом здравоохранении доходят единичные технологии и лекарственные препараты. Основную причину низкой результативности многие видят в низком качестве медицинской помощи, когда реальная клиническая практика не соответствует современному уровню развития медицинской науки.

Наиболее часто в качестве основной причины низкого качества медицинской помощи организаторы здравоохранения определяют ее дефекты в виде отступления от действующих стандартов, рекомендаций и клинических руководств. Существуют веские причины рассматривать дефекты медицинской помощи как самостоятельную причину преждевременной смертности, сопоставимую со смертностью от онкологических и сердечно-сосудистых заболеваний [1, 2].

В США опубликованы отчеты о состоянии качества медицинской помощи "Crossing the Quality Chasm" и "To Err is Human", в которых показано сильное влияние качества медицинской помощи на исходы заболевания у пациентов [1, 2]. Последующие исследования стали обоснованием широкого использования индикативного подхода для оценки качества и доступности медицинской помощи.

Вместе с тем, несмотря на большое количество исследований и разработок, до настоящего времени в Российской Федерации не существует единой и эффективной методологии управления качеством медицинской помощи на уровне системы здравоохранения в целом. Поэтому крайне актуально рассмотрение основных методов, подходов и систем к оценке и управлению качеством медицинской помощи для содействия в разработке государственной политики в области качества и эффективности медицинской помощи.

Проблема определения модели качества медицинской помощи

На настоящий момент, несмотря на то что понятие качества медицинской помощи дано в действующем законодательстве, его содержание полностью не раскрыто. Согласно определению, "качество медицинской помощи - совокупность характеристик, отражающих своевременность оказания медицинской помощи, правильность выбора методов профилактики, диагностики, лечения и реабилитации при оказании медицинской помощи, степень достижения запланированного результата" (Федеральный закон от 21.11.2011 № 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации", ст. 2, п. 21).

В результате наблюдается подмена смыслов, манипуляции и прямо противоположные точки зрения в средствах массовой информации и научной литературе относительно качества медицинской помощи в Российской Федерации. Отсутствие объективной информации резко ухудшает качество принимаемых управленческих решений в части системы здравоохранения [3]. Решением этого вопроса могло бы стать юридическое оформление содержания данного понятия в подзаконных нормативных актах. Однако до настоящего момента подобные нормативные документы не утверждены. Вместе с тем подобная информация могла бы стать важным инструментом совершенствования политики здравоохранения.

На основании анализа литературы и систематизации различных определений для оценки качества медицинской помощи нами была сформулирована модель на основе 6 детерминант качества медицинской помощи (рис. 1). Рассмотрим поэлементно все детерминанты качества медицинской помощи.

Рис. 1. Модель качества медицинской помощи на основе 6 детерминант

Результативность медицинской помощи - общепринятый критерий оценки качества здравоохранения. Высокое качество оказания медицинской помощи в совокупности с социальными факторами и образом жизни определяют продолжительность жизни населения. Кроме того, улучшение качества будет сопровождаться снижением уровня инвалидизации и распространенности заболеваний [4]. Проведенные нами исследования показали, что повышение качества оказания медицинской помощи при болезнях системы кровообращения приводит к снижению уровня инвалидизации от данных заболеваний за счет более позднего развития осложнений [5]. Соответственно, чем качественнее медицинская помощь, тем меньший уровень инвалидизации будет регистрироваться в исследуемой популяции. Профилактическая работа будет влиять на распространенность заболеваний, и чем качественнее поставлена эта работа, тем меньший риск заболеваний будет в человеческой популяции.

Другой характеристикой качества медицинской помощи, по мнению многих исследователей, является эффективность [6, 7]. Чем более эффективна медицинская помощь, тем меньше затрат требуется для достижения ее результатов [8]. Сравнение эффективности систем здравоохранения различных стран мира показало существенные различия. В отдельных государствах (Италия, Япония, Канада и др.) регистрировались высокие показатели ожидаемой продолжительности жизни населения при низких затратах здравоохранения на ее обеспечение. Показатели Российской Федерации были далеки от оптимальных, что, по нашему мнению, свидетельствовало, с одной стороны, о необходимости повышения эффективности национальной системы здравоохранения, а с другой - о наличии значительного резерва повышения результативности здравоохранения без значительных инвестиций в него [9].

По данным литературы, основными инструментами повышения эффективности использования финансовых средств системы здравоохранения является система возмещения затрат на основе диагностических групп (Diagnosis-Related Group, DRG), система лекарственного страхования, введение различных мотивационных схем на основе оплаты за эффективность (pay for performance) [10]. Внедрение системы клинико-статистических групп в Российской Федерации показало свою эффективность в виде сокращения средней длительности пребывания пациента в стационаре [11]. Однако с внедрением системы появились новые проблемы: снижение доступности специализированной медицинской помощи, трудности оплаты пребывания в стационаре пациентов со сложными диагнозами и хроническими заболеваниями.

Определенную надежду дает реализуемый в Российской Федерации проект "Новая модель медицинской организации, оказывающей первичную медико-санитарную помощь", который призван повысить эффективность российских поликлиник [12]. По данным литературы, реализация данного проекта позволила улучшить удовлетворенность пациентов, сократить сроки прохождения профилактических осмотров и диспансеризации, снизить потерю времени пребывания пациента в медицинской организации [13, 14]. Однако влияние бережливых технологии на отдаленные исходы лечения и увеличение продолжительности жизни прикрепленных пациентов требуют своего дальнейшего изучения [15].

В рамках программы государственных гарантий предусмотрено лекарственное обеспечение только стационарной помощи. Полноценная система лекарственного страхования в России не реализована, поэтому на российском рынке лекарственных препаратов использование финансовых средств осуществлялось нерационально и значительная доля расходов связана с биологически активными добавками и гомеопатическими средствами, не показавшими свою эффективность в рамках доказательной медицины [16].

Важной детерминантой качества медицинской помощи является ее доступность. Этот критерий отражает возможность получить медицинскую помощь в необходимом объеме и в необходимые сроки, что особенно актуально в условиях рыночной экономики, поскольку люди с разными доходами имеют неравнозначный доступ к медицинским услугам. Диспаритет доступности различных технологий лечения должен иметь количественную оценку и учитываться при формировании государственных программ [17]. Во многих странах Европы доходы домохозяйств являются критерием включения людей в систему государственного обеспечения медицинской помощью.

По действующим нормативным документам в Российской Федерации доступность определяется как время получения необходимой медицинской помощи. В частности, Программой государственных гарантий медицинской помощи установлено, что "прием к врачам-терапевтам участковым, врачам-педиатрам участковым, врачам общей практики (семейным врачам) составляет не более 24 часов с момента обращения пациента... проведение консультаций врачей-специалистов (за исключением подозрения на онкологическое заболевание) не должны превышать 14 рабочих дней со дня обращения пациента. сроки проведения диагностических инструментальных и лабораторных исследований при оказании первичной медико-санитарной помощи не должны превышать 14 рабочих дней со дня назначения исследований" [18]. Однако выполнение этих требований входит в конфликт с рекомендательными нормативами доступности врачей для населения. Основной детерминантой доступности медицинской помощи является обеспеченность врачами по каждой специальности в расчете на численность населения. В рамках действующего законодательства численность врачей первичной медико-санитарной и первичной медико-санитарной специализированной медицинской помощи установлена в действующих порядках. Данные нормативы являются рекомендательными и каждый субъект Российской Федерации устанавливает штатную численность врачей исходя из своих экономических соображений. В результате реальная доступность медицинской помощи может быть существенно ограничена.

Исследование влияния медицинской помощи на качество жизни пациентов началось с 1980-х гг. Было показано, что на фоне лечения не только корригируются физиологические параметры, но и изменяется субъективное восприятие пациентом своего состояния здоровья. При этом если для врача важно достижение долгосрочных целей терапии в виде увеличения продолжительности жизни и корректировки нарушенных показателей функции организма, то для пациента важно насколько лучше стало его самочувствие, способность социализироваться, общаться, включиться в активную деятельность общества. Это послужило причиной того, что качество жизни начали рассматривать как отдельную детерминанту качества проводимого лечения [19]. Для оценки качества жизни в настоящий момент разработано много опросников. Часть опросников специализированные, они разработаны для оценки качества жизни при определенном заболевании. Другие опросники универсальные и оценивают качество жизни вне зависимости от патологии [20]. По нашему мнению, качество жизни человека неразрывно связано с качеством оказываемой ему медицинской помощи, поскольку исходя из определения качества как повышения удовлетворенности потребителей качество жизни может рассматриваться как повышение удовлетворенности пациентов. К сожалению, качество жизни не нашло определение ни в одном из подзаконных нормативных актов, касающихся вопросов качества медицинской помощи, а ее оценка не выходит за рамки научных, в том числе диссертационных, исследований.

Детерминанта "удовлетворенности" наиболее часто используется различными государственными агентствами и службами как инструмент оценки качества медицинской помощи. Однако следует отметить, что удовлетворенность пациентов неэквивалентна понятию качества медицинской помощи [21]. Высокая удовлетворенность не коррелирует и не всегда сопровождается улучшением отдаленных результатов лечения [22]. Следует также отметить, что удовлетворенность определяется как эмоциональное восприятие, чувства пациента от опыта взаимодействия с медицинскими службами. Таким образом, оценка удовлетворенности должна рассматриваться как часть оценки качества медицинской помощи, но она не эквивалентна ей.

Детерминанта безопасности медицинской помощи также стала актуальным вопросом современного здравоохранения [6]. Выявлено огромное количество инцидентов, связанных с безопасностью пациентов [23, 24]. Это стало основой обоснования мероприятий, направленных на повышение безопасности пациентов со стороны Всемирной организации здравоохранения [25]. В свете риска развития пандемий способность медицинской организации противостоять различным внешним воздействиям является важным элементом системы управления рисками и безопасности медицинской помощи.

Таким образом, отсутствие четких определений приводит к отсутствию иерархии понятий на различных уровнях нормативного регулирования вопросов качества медицинской помощи. По нашему мнению, предложенные детерминанты качества должны быть включены в оценку эффективности реализации государственных программ здравоохранения. В рамках подзаконных нормативных актов необходимо разработать единую методологию и оценку различных детерминант качества.

Индикативная оценка качества

Основой оценки эффективности реализации государственной политики в сфере здравоохранения является программа государственных гарантий, которая ежегодно принимается постановлением Правительства. В соответствии с Программой государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи (ФПГГ) в рамках территориальной программы государственных гарантий (ТПГГ) должны быть установлены целевые значения критериев доступности и качества медицинской помощи (КДКМП). Следует отметить, что подобная индикативная оценка качества широко используется за рубежом для оценки эффективности национальной системы здравоохранения. Различными агентствами разрабатываются и пересматриваются индикаторы качества по различным аспектам медицинской помощи [26, 27]. Однако подход, используемый в РФ, имеет существенные отличия.

Для понимания, насколько подход, используемый в РФ, эффективен для оценки качества медицинской помощи, мы провели сравнительный анализ соответствия критериев ДКМП модели качества медицинской помощи (см. рис. 1), выполнили количественную и качественную оценку. Полученные результаты представлены в табл. 1.

Таблица 1. Сравнительный анализ соответствия критериев качества и доступности медицинской помощи, установленной Программой государственных гарантий Российской Федерации*

* Постановление Правительства Российской Федерации от 28 декабря 2020 г. № 2299 "О Программе государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи на 2021 год и на плановый период 2022 и 2023 годов"; ** КДКМП - критерии доступности и качества медицинской помощи.

Проведенный сравнительный анализ показал существенные различия между предложенными детерминантами качества медицинской помощи и критериями ДКМП. Следует отметить, что большая часть критериев, определяемых как качество медицинской помощи, отражает ее доступность. Например, критерий "количество жалоб на несоблюдение сроков ожидания и на отказ в оказании медицинской помощи" отражает возможность получить медицинскую помощь как таковую или получить ее в установленные сроки. Сходным образом возможность получения обезболивания также отражает возможность, а не то, насколько улучшится качество жизни пациента. Подобная постановка цели в большей степени мотивирует медицинский персонал на выполнение формальных критериев, таких как посещения, нежели на улучшение качества жизни онкологических больных. Практически отсутствуют критерии, касающиеся профилактической работы и эффективности работы первичной медико-санитарной помощи.

В качестве критериев результативности среди критериев ДКМП в территориальных программах установлены показатели смертности населения. Несомненно, смертность является достоверным и значимым критерием качества медицинской помощи, однако не полным. Кроме того, существенный вклад в показатель смертности вносят социальные факторы: уровень дохода, затраты домохозяйств. Хотя целевые показатели смертности установлены на один календарный год, изменение этого показателя возможно через более длительный промежуток времени. По результатам проведенных исследований нами было выявлено, что показатель смертности меняется в течение 3 лет после изменения социально-экономических факторов [28]. Соответственно использование его как индикатора эффективности проводимой политики на малом периоде времени будет давать недостоверные результаты. Этот показатель зависит от демографической структуры населения. При этом показатели инвалидизации и заболеваемости населения по наиболее значимым классам, с точки зрения медико-социальных потерь, среди критериев ДКМП не установлены. По нашему мнению, включение в перечень критериев ДКМП показателей заболеваемости и инвалидности по классу сердечно-сосудистых заболеваний обосновано.

Оценка качества жизни с использованием различных подходов не включена в критерии ДКМП. Соответственно медицинские организации, участвующие в реализации программы государственных гарантий, никак не мотивированы к улучшению качества жизни пациентов. Основное внимание уделено финансовым показателям доступности паллиативной помощи. Качество жизни у пациентов является важной детерминантой качества медицинской помощи, особенно у пациентов с хроническими заболеваниями, которые существенно его снижают. Поэтому отсутствие системы оценки качества жизни не позволит оценить качество проводимого лечения пациентов, страдающих хроническими заболеваниями. По нашему мнению, оценка качества жизни должна быть включена в перечень критериев доступности и качества медицинской помощи в рамках программы государственных гарантий. Оптимально законодательно определить, какой подход использовать на территории Российской Федерации для правомерности сравнения результатов оценок различных субъектов между собой и оценки временных трендов.

Оценка удовлетворенности используется как критерий качества и доступности медицинской помощи в рамках ТПГГ бесплатной медицинской помощи. Однако следует отметить, что методики оценки удовлетворенности различаются и единого опросника, так же как и протокола исследования, не разработано. Это приводит к тому, что оценки удовлетворенности различных стейкхолдеров отличаются.

Оценка безопасности в различных странах мира основана на оценке частоты разных инцидентов, таких как операции, проведенные не тому пациенту (wrong patient), на неправильной конечности или стороне (wrong side). Следует отметить, что регистрация подобных инцидентов возможна в условиях политики открытости, когда организации застрахованы от уголовного и административного преследования. К сожалению, детерминанты безопасности медицинской помощи в рамках критериев ДКМП не установлены. По нашему мнению, в рамках программы государственных гарантий должны быть установлены минимальные частоты инцидентов, связанных с причинением вреда здоровью.

Анализ и сравнение критериев доступности и качества медицинской помощи в рамках территориальных программ государственных гарантий оказания бесплатной медицинской помощи

ТПГГ устанавливаются целевые значения критериев доступности и качества медицинской помощи, на основе которых проводится комплексная оценка их уровня и динамики. При этом определяется, что целевые значения критериев ДКМП не могут отличаться от значений показателей и (или) результатов, установленных в региональных проектах национальных проектов "Здравоохранение" и "Демография". Для изучения, насколько рационально субъекты РФ подходят к разработке критериев, нами был проведен анализ критериев ДКМП, установленных в ТПГГ субъектов РФ на 2021 г. и на плановый период 2022 и 2023 гг., входящих в Поволжский федеральный округ и г. Москву. Анализировали количество критериев и их качественный состав. Результаты представлены в табл. 2.

Таблица 2. Сравнительная оценка числа критериев качества и доступности медицинской помощи, по данным анализа территориальных программ государственных гарантий на 2023 г.

Как видно из табл. 2, число критериев качества варьировало от 13 до 38, а критериев доступности - от 5 до 20. Таким образом, подходы к формированию критериев не стандартизированы. Отмечаются количественные различия в числовых оценках критериев. Например, по критерию удовлетворенности населения оказанием медицинской помощи размах вариации достигает 61,5% (рис. 2). В Пермском крае установлено минимальное значение в 33,5%, тогда как в Республике Марий Эл - максимальное - в 95%.

Рис. 2. Сравнение величин критерия ≪Удовлетворенность медицинской помощью≫, установленных в территориальных программах государственных гарантий исследуемых субъектов РФ на 2023 г.

Только в 5 из 15 исследуемых субъектах установлен показатель смертности трудоспособного населения (рис. 3).

Рис. 3. Сравнение величин критерия ≪Смертность населения трудоспособного возраста≫, установленных в исследуемых субъектах РФ на 2023 г.

В отличие от показателя общей смертности, он хорошо отражает эффективность профилактики и своевременного лечения заболеваний на этапе первичной медико-санитарной помощи.

Почему часть субъектов не установила данный показатель в качестве целевого, требует отдельного изучения.

Заключение

Полученные данные обосновывают целесообразность создания в Российской Федерации индикативной системы оценки качества медицинской помощи на различных уровнях. В основу подобной системы должен быть положен унифицированный перечень индикаторов по этапам и условиям оказания медицинской помощи.

Приоритеты в разработке индикаторов качества должны быть неразрывно связаны с действующей структурой смертности и заболеваемости. Разработка индикаторов качества только для заболеваний, связанных со смертностью, позволит эффективно использовать ресурсы и добиться максимального результата при минимальных ресурсах. С учетом существующей структуры смертности в РФ наиболее актуальна разработка индикаторов качества для сердечно-сосудистых заболеваний: ишемической болезни сердца (стенокардии напряжения, артериальной гипертензии, хронической сердечной недостаточности), онкологических заболеваний, факторов риска (дислипидемия, ожирение, табакокурение). Индикаторы должны оценивать как различные этапы оказания, так и профили медицинской помощи. Представляется целесообразным, чтобы критерии ДКМП согласовывались на уровне Министерства здравоохранения РФ и гармонизировались с действующими национальными проектами в сфере здравоохранения.

Стандартизация подходов к оценке качества позволит решить следующие проблемы:

■ будет исключен субъективизм при оценке качества медицинской помощи;

■ появится возможность оценить временную динамику процессов улучшения (ухудшения) различных детерминант качества;

■ показатели качества и доступности медицинской помощи различных субъектов можно будет сравнивать между собой;

■ гармонизировать индикативную оценку эффективности реализации федеральных проектов и приоритетных программ в системе здравоохранения Российской Федерации.

Литература

1. Committee on Quality of Health Care in America, Institute of Medicine. Crossing the Quality Chasm: A New Health System for the 21st Century. Washington, DC : The National Academies Press, 2001.

2. Kohn L.T., Corrigan J., Donaldson M.S. To Err is Human: Building a Safer Health System. Washington, DC : The National Academies Press, 2000. Vol. 6.

3. Воробьев П.А. Нестандартные стандарты и беспорядочные порядки // Проблемы стандартизации в здравоохранении. 2017. № 1-2. С. 3-10.

4. Бокерия Л.А., Ступаков И.Н., Гудкова Р.Г. Анализ показателей заболеваемости различными формами болезней системы кровообращения в федеральных округах РФ // Здравоохранение. 2015. № 6. С. 66-75.

5. Сабирова Э.Р. и др. Обоснование путей совершенствования медицинской реабилитации инвалидов, страдающих сердечно-сосудистыми заболеваниями, на основе медико-статистического анализа // Современные проблемы науки и образования. Электронный журнал. 2020. № 4. С. 94.

6. Тельнова Е.А. Качество оказания медицинской помощи как основная задача системы здравоохранения // Вестник Росздравнадзора. 2010. № 5. С. 4-9.

7. Улумбекова Г.Э., Гиноян А.Б. Эффективность региональных систем здравоохранения России (рейтинг 2017 г.) // ОРГЗДРАВ: новости, мнения, обучение. Вестник ВШОУЗ. 2019. Т. 5, № 1. С. 4-12.

8. Frakt A.B. Making health care more productive // JAMA. 2019. Vol. 322, N 23. P. 2274-2275.

9. Хафизьянова Р.Х., Бурыкин И.М., Алеева Г.Н. Сравнительная оценка эффективности систем здравоохранения различных стран // Вестник Санкт-Петербургского университета Серия 11. Медицина. 2013. № 2. C. 214-221.

10. Diogo F.C., Rui C.M., Nunes A.M. Pay for performance in health care: a new best practice tariff-based tool using a log-linear piecewise frontier function and a dual-primal approach for unique solutions // Oper. Res. 2019.

11. Шелякин В.А., Худяев А.С., Князева Е.Г. Региональный опыт совершенствования системы оплаты стационарной медицинской помощи на основе клинико-статистических групп заболеваний: достижения, проблемы, перспективы // ОРГЗДРАВ: новости, мнения, обучение. Вестник ВШОУЗ. 2018. № 1 (11). C. 47-53.

12. Новая модель медицинской организации, оказывающей первичную медико-санитарную помощь : методические рекомендации. 2-е издание с дополнениями и уточнениями (утв. Минздравом России 30.07.2019). Москва : Министерство здравоохранения РФ, 2019.

13. Ластовецкий А.Г., Титов И.Г., Китанина К.Ю. Оценка принципов бережливого производства в медицинских учреждениях в перспективе и в настоящем // Вестник новых медицинских технологий. Электронное издание. 2018. № 4. C. 83-93.

14. Арженцов В.Ф. Применение принципов бережливого производства в медицине // Управление качеством в здравоохранении. 2018. № 1. C. 14-18.

15. Потапов И.В., Овчинников Д.А., Конради А.О. Бережливые технологии в медицинской помощи: текущий статус и дальнейшие возможности в России (аналитический обзор) // ОРГЗДРАВ: новости, мнения, обучение. Вестник ВШОУЗ. 2020. Т. 6, № 4. C. 78-103.

16. Попович Л.Д. Лекарственное страхование - выбор пути // Ремедиум. Журнал о российском рынке лекарств и медицинской технике. 2019. № 4. С. 6-16.

17. Stillman M., Tailor M. Dead man walking // N. Engl. J. Med. 2013. Vol. 369, N 20. P. 1880-1881.

18. Постановление Правительства РФ от 28 декабря 2020 г. № 2299 "О Программе государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи на 2021 год и на плановый период 2022 и 2023 годов". 2020.

19. Karimi M., Brazier J. Health, health-related quality of life, and quality of life: what is the difference? // Pharma-coeconomics. 2016. Vol. 34, N 7. P. 645-649.

20. Ware J.E. et al. The equivalence of SF-36 summary health scores estimated using standard and country-specific algorithms in 10 countries: results from the IQOLA Project. International Quality of Life Assessment // J. Clin. Epidemiol. 1998. Vol. 51, N 11. P. 1167-1170.

21. Айыпханова А.Т. Удовлетворенность пациента как индикатор качества в медицинской организации // Менеджер здравоохранения Республики Казахстан. 2012. № 2 (3). С. 77-81.

22. Spath P. Introduction to Healthcare Quality Management. Chicago, Ill.; Washington, DC : Health Administration Press; AUPHA Press, 2009.

23. Wessell A.M. et al. Medication Safety in Primary Care Practice: results from a PPRNet quality improvement intervention // Am. J. Med. Qual. 2013. Vol. 28, N 1. P. 16-24.

24. Garrouste-Orgeas M. et al. Overview of medical errors and adverse events // Ann. Intensive Care. 2012. Vol. 2, N 1. P. 2.

25. Безопасность пациентов [Электронный ресурс]. 2020. URL: https://www.who.int/ru/news-room/fact-sheets/detail/patient-safety (дата обращения: 15.12.2020)

26. AHRQ - Quality Indicators [Electronic resource]. URL: https://www.qualityindicators.ahrq.gov/ (date of access February 20, 2021)

27. Healthy Canadians: A Federal Report on Comparable Health Indicators 2012 [Electronic resource]. URL: https://www.canada.ca/en/health-canada/services/health-care-system/reports-publications/health-care-system/healthy-canadians-federal-report-comparable-health-indicators-2012.html (date of access February 24, 2021)

28. Бурыкин И.М., Хафизьянова Р.Х. Влияние социальных факторов на смертность населения // Фундаментальные исследования. 2015. № 1. C. 704-711.

ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Улумбекова Гузель Эрнстовна
Доктор медицинских наук, диплом MBA Гарвардского университета (Бостон, США), руководитель Высшей школы организации и управления здравоохранением (ВШОУЗ), доцент кафедры общественного здоровья и здравоохранения, экономики здравоохранения педиатрического факультета ФГАОУ ВО РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздрава России
Медицина сегодня
Конгресс "Современные технологии катарактальной, рефракционной и роговичной хирургии"

21-й Всероссийский научно-практический конгресс "Современные технологии катарактальной, рефракционной и роговичной хирургии" Этой осенью российские и зарубежные офтальмологи специалисты соберутся в Москве на одном из самых значимых и масштабных профессиональных мероприятий в...

Пост-релиз 17-й Международный Междисциплинарный Конгресс по Аллергологии и Иммунологии.

3 дня, 45 симпозиумов и рекордная явка в онлайне: как прошел 17-й Международный Междисциплинарный Конгресс по Аллергологии и Иммунологии С 23 по 25 июня в Москве на площадке конгресс-зала Radisson Slavyanskaya проходил 17-й Международный Междисциплинарный Конгресс по...

XIV Региональный научно-образовательный форум "Мать и Дитя"

XIV Региональный научно-образовательный форум "Мать и Дитя" и Пленум Правления Российского общества акушеров-гинекологов 28-30 июня 2021 года состоится в очном формате XIV Региональный научно-образовательный форум "Мать и Дитя" и Пленум Правления Российского общества...


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»