Пандемия COVID-19 как повод пересмотреть политику "оптимизации" стационаров

Резюме

Пандемия SARS-CoV2 стала вызовом национальным системам здравоохранения всех стран. Статистические данные за 2020 г. позволяют говорить о впечатляющем успехе Тайваня, Японии и Южной Кореи в противостоянии COVID-19. Не дожидаясь массовой вакцинации, в 2020 г. эти страны свели к минимуму смертность от новой коронавирусной инфекции и потери экономики.

Цель - изучение взаимосвязи между фактором высокой обеспеченности Японии, Южной Кореи и Тайваня ресурсами стационарной помощи на показатели общей смертности и смертности от новой коронавирусной инфекции до разработки вакцин и эффективных протоколов этой болезни в 2020 г.

Материал и методы. Использован комплексный, статистический, сравнительный и ретроспективный анализ доступных данных.

Результаты. Анализ показал, что Япония, Южная Корея и Тайвань в последние несколько десятилетий не сокращали, а наращивали обеспеченность госпитальными койками и не ставили приоритетом ускоренную выписку пациентов из стационаров, что не мешало их системам здравоохранения демонстрировать высокие показатели экономической эффективности, а в условиях пандемии - обеспечить госпитальной помощью всех нуждающихся.

Заключение. Требуется изучить опыт этих стран и пересмотреть господствующую в большинстве развитых стран и в России доктрину, которая постулирует необходимость сокращения (так называемая оптимизация) госпитального коечного фонда за счет снижения времени пребывания пациента в стационаре как обязательное условие экономической эффективности здравоохранения.

Ключевые слова:эффективность здравоохранения; COVID-19; количество больничных коек; средний срок пребывания в больнице; Япония; Южная Корея; Тайвань

Финансирование. Статья подготовлена по результатам исследований, выполненных за счет бюджетных средств по государственному заданию Финансового университета при Правительстве Российской Федерации.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Вклад авторов. Концепция и дизайн исследования, написание текста; статистическая обработка данных, редактирование - Рагозин А.В.; концепция и дизайн исследования, написание текста, сбор и обработка материала, составление списка литературы, редактирование - Гришин В.В; сбор статистических данных, табличное и графическое представление результатов, анализ полученных результатов, редактирование - Глазунова С.А.; сбор статистических данных, составление списка литературы - Лин Ш.Ц.

Для цитирования: Рагозин А.В., Гришин В.В., Глазунова С.А., Лин Ш.Ц. Пандемия COVID-19 как повод пересмотреть политику "оптимизации" стационаров // ОРГЗДРАВ: новости, мнения, обучение. Вестник ВШОУЗ. 2022. Т. 8, № 3. С. 56-66. DOI: https://doi.org/10.33029/2411-8621-2022-8-3-56-66

Актуальность темы обусловлена продолжающейся пандемией новой коронавирусной инфекции, которая существенно увеличила смертность населения и негативно повлияла на мировую экономику [1-3]. На этом фоне впечатляюще выглядят статистические данные Японии, Южной Кореи и Тайваня. Не дожидаясь массовой вакцинации, в 2020 г. эти страны свели к минимуму смертность от коронавирусной инфекции, а некоторые из них даже снизили общую смертность по сравнению с 2019 г. (табл. 1, рис. 1-3). При этом экономические потери от пандемии за 2020 г. Японии и Южной Кореи оказались относительно невелики, а Тайвань даже продемонстрировал впечатляющий рост валового внутреннего продукта (ВВП) (табл. 2).

При этом важно учитывать, что Южная Корея, Япония и Тайвань - густонаселенные страны со значительной долей пожилого населения, развитой городской и транспортной инфраструктурой, связанные с соседними государствами общими границами, а с миром - мощными потоками пассажиров, что значительно облегчает распространение COVID-19 [4]. Тем не менее Японии, Южной Корее и Тайваню до сих пор удается локализовать очаги заражения без значимых локдаунов [5, 6].

Успех Южной Кореи, Японии и Тайваня в противостоянии пандемии закономерно стал объектом многих исследований. Их авторы отмечают, с одной стороны, высокий уровень социальной институциональной эффективности государства всеобщего благосостояния в этих странах: защиту от потери работы и дохода (корпоративные субсидии для защиты занятости, прямые субсидии заработной платы, государственная поддержка самозанятых, активная политика на рынке труда), а также социальную защиту: одноразовые платежи и стимулирующие ваучеры, поддержка в уходе за детьми, помощь в оплате аренды жилья [7].

C другой стороны, авторы исследований отмечают высокую эффективность пограничного санитарного контроля и противоэпидемических служб, обеспечения средствами защиты, информирования населения и централизованного управления борьбой с пандемией, эффективной пропаганды мер безопасности для населения и универсального (всеобщего) охвата услугами здравоохранения, а также традиций [8-16].

Однако до последнего времени очень мало информации о том, как повлияла на эффективность борьбы с пандемией Южной Кореи, Японии и Тайваня обеспеченность их населения госпитальным коечным фондом, достаточность которого представляется значимым фактором в противостоянии пандемии, с точки зрения как оказания помощи больным COVID-19, так и сохранения доступности помощи при обычных заболеваниях. Кроме того, доступность стационарной помощи - ключевой фактор психологической защиты населения во время эпидемий, для которых характерны страх, беспокойство и паника [17].

Так, есть данные о том, что Южная Корея не страдает от нехватки больничных коек во время волн COVID-19 по той причине, что эта страна занимает 2-е место по количеству больничных коек среди стран ОЭСР [18]. В свою очередь, Япония занимает среди стран ОЭСР 1-е место по обеспеченности госпитальными койками населения, и благодаря этому обстоятельству она смогла обеспечить госпитализацию в стационар даже пациентов с легкими формами COVID-19 [19]. Обеспеченность населения стационарами представляется некоторым авторам из Тайваня ключом к успеху любой стратегии борьбы с COVID-19, поскольку они не только осуществляют диагностику и медицинскую помощь наиболее тяжелым пациентам, но также изолируют все подозрительные и неподтвержденные случаи, чтобы остановить передачу вируса [20]. Обеспеченность Тайваня больничными койками одна из самых высоких в мире - тем не менее во время вспышки заболеваемости на Тайване в мае 2021 г. (3862 случаев заболевания, 17 смертельных исходов) имели место случаи, когда спрос на больничные койки превышал имеющиеся ресурсы, и были сообщения о том, что пациенты с COVID-19 проходили лечение на открытом воздухе на территории больниц [21].

C учетом ограниченности информации о влиянии обеспеченности госпитальным коечным фондом на эффективность противостояния COVID-19 национальных систем здравоохранения Южной Кореи, Японии и Тайваня было проведено их сравнение с другими развитыми странами и с Россией по плотности госпитальных коек.

Материал и методы

В табл. 3, 4 и на рис. 4 представлены изменения по годам показателя обеспеченности стационарными койками круглосуточного пребывания всех профилей развитых стран и России.

В табл. 5 представлены данные о средней продолжительности госпитализации - показатель, который часто принято считать ключевым критерием экономической эффективности стационарного лечения.

Обсуждение

Данные табл. 3, 4 и рис. 4 показывают следующее: если в последние десятилетия в большинстве развитых стран и в копирующей их опыт России коечный фонд ощутимо сокращался, то Япония сохраняла, а Южная Корея и Тайвань многократно наращивали свой госпитальный коечный фонд. В результате их средний показатель обеспеченности койками примерно в 3 раза выше, чем в остальных развитых странах и близок к показателю мобилизационного здравоохранения СССР (в 1990 г. - 137,4 койки на 10 000 человек). Отражает высокую обеспеченность коечным фондом и тот факт, что средняя продолжительность госпитализации в Японии, Южной Корее и в Тайване в 2 раза выше по сравнению со средним показателем развитых стран ОЭСР (см. табл. 5). Вероятно, столь высокий уровень обеспеченности населения этих стран ресурсами стационарной помощи не мог не найти отражения в росте эффективности противостояния пандемии: как в своевременной госпитализации всех нуждающихся в стационарном лечении больных СOVID-19 и сохранении планового лечения обычных болезней, так и в низком уровне страха и панических настроений в обществе.

Однако, вопреки распространенному мнению о необходимости замещать стационарную помощь амбулаторными технологиями как важном факторе экономической эффективности здравоохранения [23], медицинские расходы Японии, Южной Кореи и Тайваня не являются рекордными, а эти страны из года в год занимают почетные места в топ-15 индекса The Most Efficient Health Care агентства Bloomberg, рассчитываемого по соотношению национальных расходов на медицину и достигнутой продолжительности жизни (табл. 6). Более того, общие (национальные) расходы на здравоохранение Тайваня в доле ВВП (6,2% - 2018 г.) вполне сопоставимы с Россией (5,6% ВВП).

Тем самым данные исследования ставят под вопрос обоснованность идущих с конца 1980-х гг. реформ в странах OЭСР, а с начала 1990-х гг. и в России, предусматривающих значительное сокращение госпитального коечного фонда (см. табл. 3) под предлогом роста экономической эффективности здравоохранения за счет замены сокращаемых больничных койко-мест расширением услуг дневных стационаров и центров амбулаторной хирургии [22-24], а также перепрофилированием стационарного коечного фонда для развития системы паллиативной помощи и ухода [25]. Данные исследования позволяют предположить, что данные меры ощутимо снизили мобилизационную готовность здравоохранения Российской Федерации к пандемии новой коронавирусной инфекции, потребовав в 2020 г. переноса сроков оказания плановой стационарной медицинской помощи населению [26], что не могло не отразиться на показателях общей смертности.

Выводы

1. Важным фактором высокой мобилизационной готовности национальных систем здравоохранения Японии, Южной Кореи и Тайваня и их успеха в противостоянии пандемии СOVID-19 в 2020 г. до разработки вакцин и эффективных схем лечения этой новой болезни представляется высокая обеспеченность этих стран ресурсами стационарной помощи - примерно в 3 раза выше по сравнению с другими развитыми странами.

2. При этом столь высокая обеспеченность коечным фондом Японии, Южной Кореи и Тайваня не находит прямого отражения в размере и эффективности их расходов на здравоохранение, которые сопоставимы или даже лучше по сравнению с другими развитыми странами, которые за последние десятилетия значительно сократили ресурсы стационарной помощи. Представляется, что этот факт требует дополнительных исследований и позволяет пересмотреть отношение как к стационарной помощи как к фактору затрат здравоохранения, так и к проводимой в Российской Федерации политике "оптимизации" стационаров.

Литература

1. Дробот Е.В. Мировая экономика в условиях пандемии COVID-19: итоги 2020 года и перспективы восстановления // Экономические отношения. 2020. Т. 10, № 4. С. 937-960. DOI: https://doi.org/10.18334/eo.10.4.111375

2. Костин К.Б., Хомченко Е.А. Влияние пандемии COVID-19 на мировую экономику // Экономические отношения. 2020. Т. 10, № 4. С. 961-980. DOI: https://doi.org/10.18334/eo.10.4.111372

3. Зимовец А.В., Ханина А.В. Один год борьбы с коронавирусной пандемией COVID-19: анализ результатов // Экономика, предпринимательство и право. 2021. Т. 11, № 5. С. 1035-1046. DOI: https://doi.org/10.18334/epp.11.5.112114

4.Chookajorn T., Kochakarn T., Wilasang C. et al. Southeast Asia is an emerging hotspot for COVID-19 // Nat. Med. 2021. Vol. 27. P. 1495-1496. DOI: https://doi.org/10.1038/s41591-021-01471-x

5.Southeast Asia Kept COVID-19 Under Control For Most of the Pandemic. Now It’s Battling Worrying New Surges. Time [Electronic resource]. URL: https://time.com/6046172/southeast-asia-covid/ (date of access November 20, 2021)

6.Caballero-Anthony M. COVID-19 in Southeast Asia: Regional pandemic preparedness matters. Brookings [Electronic resource]. URL: https://www.brookings.edu/blog/order-from-chaos/2021/01/14/covid-19-in-southeast-asia-regional-pandemic-preparedness-matters/ (date of access November 28, 2021)

7.Soon S., Chou C.C., Shi S.J. Withstanding the plague: institutional resilience of the East Asian welfare state // Soc. Policy Adm. 2021. Vol. 55, N 2. P. 374-387. DOI: https://doi.org/10.1111/spol.12713

8.Kang JaHyun, Jang Yun, Kim JinWha, Han Si-Hyeon, Lee Ki, Kim Mukju et al. South Korea’s responses to stop the COVID-19 pandemic // Am. J. Infect. Control. 2020. Vol. 48, N 9. P. 1080-1086. DOI: https://doi.org/10.1016/j.ajic.2020.06.003

9.Chiu Wen-Ta, Laporte R.P., Wu J. Determinants of Taiwan’s early containment of COVID-19 incidence // Am. J. Public Health. 2020. Vol. 110. P. 943-944. DOI: https://doi.org/10.2105/AJPH.2020.305720

10.Wang C.J., Ng C.Y., Brook R.H. Response to COVID-19 in Taiwan: big data analytics, new technology, and proactive testing // JAMA. 2020. Vol. 323, N 14. P. 1341-1342. DOI: https://doi.org/10.1001/jama.2020.3151

11.Kuo Chun-Chien. COVID-19 in Taiwan: economic impacts and lessons learned // Asian Economic Papers. 2021. Vol. 20, N 2. P. 98-117. DOI: https://doi.org/10.1162/asep_a_00805

12.Tashiro A.. Shaw R. COVID-19 pandemic response in Japan: what is behind the initial flattening of the curve? // Sustainability. 2020. Vol. 12. P. 5250. DOI: https://doi.org/10.3390/su12135250

13.Sayeed U.B., Hossain A. How Japan managed to curb the pandemic early on: lessons learned from the first eight months of COVID-19 // J. Glob. Health. 2020. Vol. 10, N 2. Article ID 020390. DOI: https://doi.org/10.7189/jogh.10.020390

14.Suppasri A. et al. Perceptions of the COVID-19 pandemic in Japan with respect to cultural, information, disaster and social issues // Prog. Disaster Sci. 2021. Vol. 10. Article ID 100158. DOI: https://doi.org/10.1016/j.pdisas.2021.100158

15.Botto K. The coronavirus pandemic and South Korea’s global leadership potential. Carnegie Endowment for International Peace [Electronic resource]. URL: https://carnegieendowment.org/2020/12/15/coronavirus-pandemic-and-south-korea-s-global-leadership-potential-pub-83408 (date of access November 01, 2021)

16.Chen S.C. Taiwan’s experience in fighting COVID-19 // Nat. Immunol. 2021. Vol. 22. P. 393-394. DOI: https://doi.org/10.1038/s41590-021-00908-2

17.Person B., Sy F., Holton K., Govert B., Liang A. Fear and stigma: the epidemic within the SARS outbreak // Emerg. Infect. Dis. 2004. Vol. 10, N 2. P. 358-363.

18.Yoo K.J., Kwon S., Choi Y., Bishai D.M. Systematic assessment of South Korea’s capabilities to control COVID-19 // Health Policy. 2021. Vol. 125, N 5. P. 568-576. DOI: https://doi.org/10.1016/j.healthpol.2021.02.011

19.Shimizu K., Negita M. Lessons learned from Japan’s response to the first wave of COVID-19: a content analysis // Healthcare (Basel). 2020. Vol. 8, N 4. P. 426. DOI: https://doi.org/10.3390/healthcare8040426 PMID: 33114264; PMCID: PMC7711542.

20.Chang Y.T., Lin C.Y., Tsai M.J., Hung C.T., Hsu C.W., Lu P.L. et al. Infection control measures of a Taiwanese hospital to confront the COVID-19 pandemic // Kaohsiung J. Med. Sci. 2020. Vol. 36, N 5. P. 296-304. DOI: https://doi.org/10.1002/kjm2.12228

21.Cheng T.-M., Propper C. How has Taiwan navigated the pandemic? // Health, Physical Mental. 2021. Dec 1. [Electronic resource]. URL: https://www.economicsobservatory.com/how-has-taiwan-navigated-the-pandemic (date of access November 26, 2021)

22. Салтман Р.Б., Фигейрас Дж. (ред.). Реформы системы здравоохранения в Европе. Анализ современных стратегий : пер. с англ. Москва : ГЭОТАР Медицина, 2000.

23.Vitikainen K., Linna M., Street A. Substituting inpatient for outpatient care: What is the impact on hospital costs and efficiency? // Eur. J. Health Econ. 2010. Vol. 11. P. 395-404. DOI: https://doi.org/10.1007/s10198-009-0211-0

24. Шишкин С.В. Реформа финансирования российского здравоохранения // Научные труды Фонда "Институт экономической политики им. Е.Т. Гайдара". 2000. № 25. [Электронный ресурс]. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/reforma-finansirovaniya-rossiyskogo-zdravoohraneniya (дата обращения: 29.11.2021)

25. Система здравоохранения: что можно изменить уже сегодня / под ред. В.В. Омельяновского. Москва : Наука, 2021. 72 с.

26. Письмо Минздрава России, ФФОМС от 25.03.2020 № 11-8/и/2-3524/4059/30/и "Об оказании медицинской помощи в случае заболевания, вызванного COVID-19".

ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Улумбекова Гузель Эрнстовна
Доктор медицинских наук, диплом MBA Гарвардского университета (Бостон, США), руководитель Высшей школы организации и управления здравоохранением (ВШОУЗ)
Вскрытие
Медицина сегодня
II конференция InteDeCo 2022 "Интегративная дерматовенерология и косметология.

Масштабное событие в области дерматовенерологии и косметологии - II конференция InteDeCo 2022 "Интегративная дерматовенерология и косметология. Новые стандарты взаимодействия" - состоится 16-17 декабря 2022 года. Программа мероприятия пройдет на современной...

С 7 по 8 декабря 2022 года на сайте www.online-romgconference.ru состоится Научно-практическая онлайн-конференция РОМГ "Новые технологии в диагностике и лечении наследственных болезней"

С 7 по 8 декабря 2022 года на сайте www.online-romgconference.ru состоится Научно-практическая онлайн-конференция РОМГ "Новые технологии в диагностике и лечении наследственных болезней" Одно из важнейших событий для профессионального сообщества медицинских генетиков...

I Международная школа "Диагностика и лечение сердечно-сосудистых заболеваний: настоящее и будущее" 15 декабря 2022 года, г. Санкт-Петербург

I Международная школа "Диагностика и лечение сердечно-сосудистых заболеваний: настоящее и будущее" 15 декабря 2022 года, г. Санкт-Петербург Сердечно-сосудистые заболевания уверенно занимают лидирующие позиции среди причин, ежегодно уносящих миллионы человеческих жизней....


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»